книги которые нужно прочитать
Архивы
КОМЕНТАРИИ

    книги которые нужно прочитать

    Лука Пачоли — Трактат о счетах и записях (1494/2001)В XX столетии имя Луки Пачоли стало популярным.Математики, особенно историки математики, цитируют его достаточно часто, а бухгалтеры, главным образом люди бухгалтерской науки, боготворят. И есть за что, ибо он сделал самое главное, что было нужно для развития бизнеса. Он дал язык описания фактов хозяйственной жизни. Не случайно известный немецкий философ и культуролог Освальд Шпенглер (1880— 1936) считал, что три великих человека — Колумб, Коперник и Пачоли — изменили мир.В 1494 году в Венеции францисканский монах Лука Пачоли (1445—1517) опубликовал монументальную книгу, одна из частей которой называлась «Трактат о счетах и записях». В нем дано первое описание двойной бухгалтерии.Значение Трактата огромно, его идеи не умирали во все времена. Их не надо извлекать из небытия. Они всегда с нами. Но именно Пачоли предложил сюрреалистический учет, предполагающий, что каждый факт хозяйственной жизни должен быть зарегистрирован непременно дважды в специально созданной системе учетных координат: по дебету одного и кредиту другого счета.Сама идея, что все факты хозяйственной жизни надо записывать дважды, многим изначально казалась абсурдной. Прошло много веков, прежде чем люди осознали значимость произошедшего.

    Осознать помогла парадоксальность науки и кажущаяся противоречивость сложившейся практики. И только те, кто оценил науку, поняли величие бухгалтерского подвига, ибо теперь открывалась возможность автоматически проверять арифметическую правильность записей фактов хозяйственной жизни в учетных регистрах и, что особенно важно, исчислять финансовый результат, не прибегая к дорогостоящей инвентаризации.

    Это стало особенно необходимо, когда «к концу XV в., — как отметит И. Шумпетер (1883—1950), — большинство феноменов, которых мы привыкли связывать с неопределенным словом «капитализм», приобрели присущий им внешний вид, включая большой бизнес, спекуляцию активами и товарами, «финансовой олигархии», причем люди реагировали на все это в точности так же, как и мы сами». Тогда в Западной Европе экономика от государственно-регулируемой, административно-командной переходила к рыночной. Вот почему именно сегодня, когда в России складываются рыночные отношения, книга Л. Пачоли вновь стала не только интересной, но и современной.

    Еще сравнительно недавно все было не так.

    Бухгалтеры обдумывали новые инструкции, финансовые директора искали пути для выполнения очередных директивных заданий, профессура писала книги о плановых процессах расширенного социалистического воспроизводства. И когда издательство, не без некоторых колебаний, готовило первый за все годы советской власти выпуск Трактата о счетах и записях, основной заботой его руководителей было то, чтобы цензура не помешала этому.

    Издание книги оказалось успешным, и ее переиздавали еще два раза. Теперь интерес к ее идеям не только не угас, но, напротив, возрос. Почти тридцать лет назад ее первое издание воспринималось как археология бухгалтерского учета и меньше всего как напоминание о великих идеях.

    Теперь, когда определение финансовых результатов стало реальной задачей многочисленной армии наших соотечественников — российских бухгалтеров, когда суровая правда коммерческих отношений сменила старый и многим привычный хозрасчет, мы хотим учиться у тех, кто начинал этот путь полтысячелетия тому назад. Нам необходимо знать то, что было, дабы меньше, существенно меньше, ошибаться. Старые книги не то же самое, что ветхие книги.

    Так, неожиданно, на рубеже веков старая книга «Трактат о счетах и записях» вдруг приобрела сверхактуальную ценность. И мы вновь вспомнили о человеке, который описал современный учет и чей талант двинул его по всему миру — о Луке Пачоли.

    Мы подготовили новую версию этой старой, но всегда современной книги. В отличие от предыдущих изданий она включает многое из того, что было достигнуто зарубежными исследователями, которые все усерднее изучают этот труд. Прежде всего это относится к биографии и некоторым моментам, уточняющим перевод. Однако нам удалось достичь и нечто большего. Впервые при подготовке текста Трактата была сделана попытка выделить принципы учета, выдвинутые Пачоли и присутствующие в неявном виде в его тексте. Сравнение их с принципами современной бухгалтерии дало возможность проследить историю развития бухгалтерского учета за 500 лет и показать прогресс счетной мысли, который, как оказывается, сводится к коллекции находок и утрат. Первые мы приветствуем, о вторых сожалеем. Молодой исследователь — Лия Андреевна Косарева, которая активно участвовала в комментировании Трактата, реконструировала систему бухгалтерского учета, изложенную Пачоли. Это позволит современному читателю понять и продумать методы бухгалтерского учета, которые были в момент его зарождения, и увидеть, как они изменились.


    Содержание

    1. Трактат о счетах и записях:

    • Опись глав Трактата
    • Примечания к Трактату о счетах и записях

    2. Лука Пачоли. Судьба человека и его идей

    • Соколов Я. Лука Пачоли: человек и мыслитель
    • Соколов Я. В какие догматы верил Лука Пачолии что они значат для нас
    • Косарева Л. Метод учета Пачоли в современной записи
    • Соколов Я. Лука Пачоли в России

     

     

     

     

    Патрик Оуржедник — Европеана
    Краткая история «Европеаны»Патрик Оуржедник ЕвропеанаАвтор книги «Европеана. Краткая история двадцатого века», вышедшей в 2001 году в Чехии, с 1985 года живет в Париже. Француз по матери и чех по отцу, он в совершенстве владеет обоими языками. Оуржедник редактирует рубрику о литературе в ежеквартальном журнале «L’ Autre Europe» («Другая Европа»), пишет словарные статьи для чешской «Encyclopedic Universalis» и «Словаря литературных произведений», выходящего в издательстве «Robert Laffont». Ему принадлежат многочисленные переводы как с французского языка на чешский — Б. Виан, С. Беккет, Ф. Рабле, Р. Гари и др., — так и с чешского на французский. В чешской среде Оуржедник блеснул еще в 1992 году благодаря ставшему библиографической редкостью и выдержавшему три издания словарю чешского арго и обсценной лексики «Черновая тетрадь чешского языка» («Smirbuch jazyka ceskeho»). Он также автор путеводителя по библеизмам (метафорам, поговоркам и пословицам) «Нет ничего нового под солнцем» («Aniz jest со noveho pod sluncem», 1994), трех поэтических сборников, экспериментального биографического эссе «Год двадцать четыре» (1995), исторической новеллы «Удобный момент, 1855» («Prihodna chvile, 1855», 2006) и пр.О «Европеане» сразу заговорили критики и литераторы, и она стала «Книгой года», заняв первое место в анкете газеты «Лидове Новины». Критики написали, что «Европеана» жанрово неоднозначна, что она сочинена в духе абсурда и бурлеска, что это пародийная антиутопия или провокационная экспериментальная проза, балансирующая на грани беллетристики и эссеистики, или — проще — странная книжка.В этой странной книжке были нарушены многие правила грамматики и пунктуации, например, пропускались тире, двоеточий не было вовсе, а еще там слишком часто употреблялись сочинительные союзы, а то, что, по Розенталю, полагалось писать с прописной буквы, автор часто писал со строчной. С прописной буквы писались названия организаций и стран, а со строчной — названия исторических событий, потому что именно строчные буквы помогали увидеть в этих названиях то, что раньше загораживали прописные. Еще было непонятно, зачем автору сложные слова, такие как милленарианизм (вера в тысячелетнее правление Христа), или энграмма (материальная основа памяти), когда то же самое можно сказать гораздо проще, или «умные» слова, такие как гипергражданин, и некоторые спрашивали его об этом, но он только огорчался и отвечал, что читатель не дурак и сам во всем разберется.

    Сам Оуржедник, если уж высказывался о «Европеане», то говорил, что она задумана как стилистический эксперимент, и двадцатый век в ней — прежде всего риторическая фигура, а не реальное время с настоящими радостями, бедами и горестями. По словам одного из критиков, Властимила Гарла, автор исследует язык как проявление коллективной памяти, а если и существует какая-то историческая правда, то искать ее следует в первую очередь в языке. И поэтому так важны лозунги и клише, прописные и строчныебуквы и термины, и пометки на полях, которые автор использовал в книге в большом количестве. И двадцатый век предстает перед читателем не как последовательность исторических событий, а как переплетение исповедей и убеждений, лозунгов, символов и концепций.

    А известный чешский философ Вацлав Белоградский написал, что «Европеана» — повод задуматься о попытках оптимизировать человека на протяжении всего двадцатого века и их крахе, и что туда им и дорога, и был прав. А другие критики отмечали, что память, история, о которых много говорилось в книге, а также весь двадцатый век, есть в сущности риторическая фигура и фикция, раз его так легко могла отменить катастрофа информационных систем, которую приравнивали к концу света. Еще говорили, что «Европеана» — это постмодернистское произведение о разочаровании западного общества в самом себе, и что двадцатый век был многообещающим, но при этом одним из самых чудовищных в истории человечества, и что цинизм автора — наиболее подходящее средство для истинно гуманистического описания.

    Но многие люди просто читали «Европеану» и смеялись, а некоторые читали и плакали. И остроумная и ироничная книжка Патрика Оуржедника стала популярной, и если сложить в стопку весь тираж ее первого издания на чешском языке, то она почти сравнялась бы по высоте с главным зданием Московского университета и оказалась бы выше гостиницы «Украина». И вскоре ее автору дали литературную премию, а книжку перевели на двадцать один язык, и на русский тоже.

    ист

     

    Оставить комментарий

    Вы должны авторизоваться для отправки комментария.

    реклама в интернете недорого